Войти на сайт
Чтобы открыть контактную информацию или задать вопрос о франшизе, укажите свои данные или войдите через соцсеть:
Уже зарегистрированы?
Регистрируясь на сайте, вы подтверждаете, что ознакомились и приняли пользовательское соглашение
Изменить пароль
КУПИТЕ ФРАНШИЗУ
ПО ГРУЗЧИКАМ
с доходом
1,8 МЛН.
руб/год

Окупаемость 2-5 мес.
КУПИТЕ ФРАНШИЗУ
ПО ГРУЗЧИКАМ
с доходом
1,8 млн. руб/год

Окупаемость 2-5 мес.
КУПИТЕ ФРАНШИЗУ
ПО ГРУЗЧИКАМ
с доходом
1,8 МЛН.
руб/год

Окупаемость 2-5 мес.
КУПИТЕ ФРАНШИЗУ
ПО ГРУЗЧИКАМ
с доходом
1,8 млн. руб/год

Окупаемость 2-5 мес.

Клаустрофобия — франшиза квестов в реальности

Сюжет о самой популярной франшизе этого года

Квест в реальности (эскейп-квест) — это игра, где команда должна выбраться из запертой комнаты за 60 минут, разгадав все загадки.

Запись сюжета проводилась в комнате "Убежище 13", созданной по мотивам компьютерной игры Fallout.

Подробнее о франшизе Клаустрофобия: http://franch.biz/franchises/3283

Стенограмма выпуска:

Рекламный ролик:

Парень: Людей запирали в помещениях.

Девушка: Зачем?

Парень: Это была игра.

Девушка: И в чем смысл?

Парень: Выбраться.

РК: Есть такая культовая ролевая игра… Нет, это не то, что ты думаешь, называется она «Fallout». Было такое культовое явление. А мы едем в комнату, созданную в стилистике этой игры. Что это за игра? Тематика у нее была — постапокалиптический мир, то есть произошла ядерная война и все люди, которые выжили, они выжили только благодаря тому, что они находились в убежище. В одном из таких убежищ мы сегодня побываем. Создателей этого убежища я знаю немножко, 10 лет назад общались на популярном сайте «Лепрозориум.ру», не знаете такой сайт? Это ребята тоже увлекались квестами, они расскажут про это попозже. Они сделали квест, который заключается в одной комнате. Надо покинуть эту комнату, разгадав загадки, разгадав загадки, ты выходишь оттуда победителем, а если загадки не разгадал, как они пишут, то, либо ты можешь еще на час продлить, или жить дальше с легким чувством неудовлетворенности.

Рекламный ролик:

Девушка: Слушай, если все это правда, давай пойдем отсюда, а?

Богдан: Понятно, что есть какой-то опыт, который тем или иным боком похож на это, какие-то городские квесты, автомобильные, в котором мы с Сережей играли 10 лет назад и с командой из сайта. Есть какие-то передачи типа «Форт Буайярд», которые похожи чем-то на это, есть также компьютерные игры и т.д. И, в какой-то момент, как со мной это часто бывало, когда я жил в Электростали или ездил туда на электричке, у меня творческий процесс происходил в электричке. Я начал думать, что можно сделать что-то такое, начал смотреть, что бывает похожее, оказалось, что есть похожее в других странах, в частности в Будапеште, съездил туда, посмотрел, понял, что это там работает. Приехал сюда, сразу же сказал ребятам. Это было примерно в июне прошлого года, за 15 минут мы решили, что да, надо делать. В реальности мы потратили миллион двести, но, скорее, это связано с тем, что мы приняли ряд неверных решений, которые связаны с тем, что такого рода мы не делали вещей в реальности. Поэтому мы наняли строителей, которые плохо справились с работой, сколько-то денег конечно. Сережа рассказывал, что мы должны были потратить. 600 тысяч, но потратили гораздо больше, но мы не задумывались о том, что вышли за рамки бюджета, а просто доделывали то, что нужно доделать до конца, запустились и смотрим дальше, что будет происходить.

РК: За тобой наблюдают операторы, в случае чего вам откроют, в экстремальных случаях. Если бы мы боулинг гоняли, то мы бы тоже находились в каком-то месте в течение часа, но здесь у тебя вроде закрытой комнаты и тебе нужно подобрать код, что добавляет экстрима.

Тимур: Когда мы только начинали, планировали это сделать, у нас с Сергеем был хитрый план, что у нас есть Богдан и мы сделаем его самым главным директором, и он будет все делать, а мы все запустим и будем отдыхать. Но хитрый план не сработал и с первого дня мы все втроем здесь.

Богдан: Мы начали с одной локации из двух, на которой было 2 квеста на арт-плее. Они сейчас проигрывают конкуренцию нашим новым квестам, которые открываются сейчас. В тот момент нам нужно было попробовать формат, мы как-то его реализовали: были идеи, но мы не все их воплотили, потому что нужно было попробовать, как это в принципе работает. Мы попробовали и со своей ролью они справились. Они были не идеальными со многих точек зрения, но это сыграло на руку еще и потому, что многие люди, которые захотели открывать аналогичные проекты, они смотрели на наши первые квесты, делали точно так же и немного хуже, а иногда чуть лучше. Но, мы же понимаем, что для нас это был пробный камень, и мы поняли, что формат заработал и можно уже развернуться по полной, не стесняясь в фантазиях и средствах.

РК: Здесь мы уже приехали? Это в Шиномонтаже? Смотри, они находятся за шиномонтажом. Ты пока выключай, а я схожу.

Водитель: Времена года…

Богдан: Про франшизу мы думали с самого начала, с первого дня, когда на самом старом сайте в день открытия было объявление, где говорилось, что тот, кто хочет делать то же самое, чтобы присоединялись и обращались к нам, мы всем поможем, подскажем и сделаем все вместе. Это в первую очередь связно не с деньгами. Создание квеста требует много внимания и физически невозможно строить несколько квестов одновременно одними и теми же руками, одной и той же командой.

Тимур: У всех людей приходят в голову разные идеи и иногда к нам приходят наши новые партнеры и приносят новые квесты, которые они разрабатывают. Мы понимаем, что это здорово, и сами бы мы такое не придумали никогда и не сделали, лишь потому, что мы совершенно другие люди. Так как проект франшизный, и если вы будете ходить от комнаты к комнате, то поймете, что везде своя очень разная атмосфера.

РК: Нам человек вызвался помочь провести нас на нужную парковку. Он не хотел сниматься, поэтому не снимай его. Андрей кем работает в Клаустрофобии?

Андрей: Я работаю в Клаустрофобии оператором.

РК: У вас только москвичи участвуют в программе?

Андрей: У нас кто угодно может участвовать.

РК: А против украинцев вы ничего не имеете?

Андрей: Нет. Мы люди мирные.

РК: Ген, сними обязательно ключик, я их нашел, вижу ключик нарисован на мусорном баке, например. То есть квест начинается уже вначале пути.

Андрей: Нам многие говорят, что «Ой, ребята, к вам тяжело попасть».

РК: Размеры. Я считаю, что это правильно.

Богдан: 30 квестов в России и 1 в Таллине. В Москве 20 или 21, сложно сказать уже. 6 в Санкт-Петербурге, 3 в Казани и 2 в Нижнем-Новгороде.

Сергей: У нас 102 проданные франшизы. И около 300 с чем-то квестов сейчас в разработке. По нашей франшизе можно сейчас купить максимум это право на создание 4 квестов в рамках одной локации, 3 квеста это скорее наши рекомендации, связанные с количеством работающего персонала непосредственно в квесте. Самые большие траты с момента функционирования бизнеса — фонд заработной платы. Создавать 3 команды в разных местах — это в три раза дороже на оператора. В среднем на локацию приходится 10 человек и если брать московские ценники, то фонд заработной платы одной локации около 300 000. Если разносить квесты по разным местам, то это будет миллион вместо 300 000.

РК: Я бы хотел, чтобы немножко ребята рассказали о своей работе, что они делают на своем рабочем месте. Почему монитор стоит криво?

Павел: Криво?

РК: А, потому что поза такая, да?

Павел: Да, когда на пуфике сидишь, то вот так.

РК: Я смотрю у нас 4 камеры. А почему так темно, там внутри темно?

Павел: Зря вот Вы сейчас смотрите через камеры, потому что потеряете впечатление.

РК: Я не запоминаю, что там происходит, просто смотрю

Павел: Да, там такое освещение внутри.

РК: Вы здесь следите, чтобы люди не упали в обморок и не уписялись там, да?

Павел: В основном да, чтобы не сломали что-либо себе. Если люди совсем затупили, то делаем определенные намекающие подсказки.

РК: Вы их слышите, я так понимаю?

Павел: Да, конечно.

РК: И нас будете слышать?

Павел: Да, конечно.

РК: То есть про вас ничего плохого говорить нельзя?

Павел: В игру лучше не лезть, потому что теряется смысл всего этого, то есть присутствует минимальное вмешательство оператора. Игроки в праве самостоятельно попросить подсказку.

РК: «Голос, подскажи нам».

Павел: Да. Или вот с той двери, когда будете заходить, там есть кнопка «Help».

РК: Просто никаких идей.

Девушка: Воспользуемся, может, подсказкой?

РК: Давай. Ну, извините, мы тупые. Где тут кнопочка «Help»?

Богдан: Сейчас у нас есть партнеры в Эстонии, они уже открыли первый квест и собираются делать еще в Белоруссии, на Украине и в Армении. Есть подобные проекты в других странах, но их не очень много. Все, которые мы видели, а таких мы видели с десяток в разных странах, все они уступают нашим квестам по качеству. Если там — это задача одна за другой, то у нас скорее — это ролевая игра. Ты оказываешься в какой-то обстановке, в которой ты никогда не был и хотел бы оказаться, потом пытаешься решить там какую-то задачу, вытекающую напрямую из этой реальности. В других квестах не только в других странах, а и в России, в первую очередь это просто задача одна за другой, которая на самом деле не вытекает никак. Например, я был в Ульяновске, случайно по другим делам, и играл там, есть аналогичный проект, который называется «Клиника». Видно, что они поиграли у нас, но решили сделать по-своему, там много элементов используется таких, которые используются у нас. В частности там есть радиоуправляемая машинка. Что она там делает в больнице, совершенно не понятно. Мы поэтому не боимся, что выйдем на американский или европейский рынок, потому что если мы создадим то же, что в Москве, несколько квестов, то понятно, что качество будет лучше.

РК: Это круто. Смотри! Может GoPro подстрелить?

Андрей: Кто-то рекорды ставит, кто-то не ставит.

РК: Какой максимальный в вашей комнате?

Павел: 20 минут.

РК: 20 минут всего!?

Павел: Да.

РК: Это Вассерман был, да?

Павел: Я не знаю, даже.

Андрей: Это была обычная, среднестатистическая семья, на самом деле, но они довольно магическим образом вышли. У нас камеры отключились, глюк произошел. Но к тому моменту, как мы их включили, к тому моменту уже дверца открывается, и оттуда они выходят. Как они рассказали, то они все сделали по порядку, всю линейку прошли и подсказками не пользовались, потому что мы заморачивались с камерами а они их даже не просили. Раз, через 20 минут дверка открывается, и мы были удивлены.

Павел: На самом деле, если читать все подсказки и логически мыслить, то реально за 20-30 минут

РК: Если ты не знаешь, а если знаешь…

Андрей: Если знаешь, мы ставили эксперименты, мы выходили за 5 минут.

РК: А так, в 12 раз больше времени.

Павел: Да. Если, допустим, подтупливать и думать, в определенные моменты то 45-50.

РК: Так, ребята, у нас 30 минут осталось. Как-то это не радует меня.

Это камеры, да?

Павел: Да, это просто перечисление камер и всё. Тут в принципе ничего такого сверхъестественного нет, мы просто с каждой комнаты на комнату перекидываем звук, чтобы слышать на этой и на этой комнате.

РК: А у вас есть… Это же по «Fallout» сделано?

Павел: Да.

РК: А мутанты есть?

Павел: К сожалению, нет.

РК: Жалко.

Павел: А играли в «Fullout»?

РК: Несомненно.

Павел: Когда попадете во все эти комнаты, вообще офигеете.

РК: То есть комнат несколько?

Павел: Возможно.

РК: Вот это что?

Павел: Это модулятор голоса. Когда я им говорю, то будет не мой голос звучать.

РК: Женский?

Андрей: А у женщин — мужской.

РК: Все понятно, возвращаемся.

Богдан: Ребята пишут нам письмо, говорят, что хотят открыть у себя в городе «Клаустрофобию», мы говорим «Замечательно», высылаем условия. На данный момент повышальный взнос это 300 000 рублей и роялти 10% цены билета, обсуждаем условия договора, подписали договор. После этого получили повышальный взнос, выдаем ребятам требования к помещениям и дедлайн к написанию сценария.

РК: Все, они выходят. Давай спросим у них, понравилось или нет? Ребята, как вам, понравилось?

Группа людей: Да.

РК: Сколько у вас времени прошло?

Группа людей: Около 50 минут.

Андрей: У вас осталось 10 минут 39 секунд.

Группа людей: (Восторженно ликует).

РК: Вы здесь первый раз?

Группа людей: Да.

Павел: Они вообще первый раз на квесте. На самом деле довольно хороший результат.

Екатерина: Мы узнали, что знакомые ребята открыли «Клаустрофобию», пришли на новое развлечение и нам очень понравилось.

РК: А куда вы пошли?

Екатерина: Больница, психбольница.

РК: То есть это было в самом начале, да?

Екатерина: Да, они открыли в середине декабря, а мы пришли сразу же после Новогодних праздников. Мы вышли с мыслью, что мы этого очень хотим, но пока еще слабо представляли, как это будет, но в процессе разговора поняли, что к этому надо приступать. С момента поиска помещения и до запуска первой игры прошло 4 месяца.

РК: Кто писал сценарий?

Екатерина: Нас три человека, один из участников написал сценарий.

РК: То есть у вас собралось видимо сценарист, финансист, инвестор и кто-то еще.

Екатерина: Грубо говоря, каждый выполняет свои функции и молодой человек, который писал сценарий, он по части креатива. У него это очень здорово получается, и мы не планируем останавливаться на одном «Fullout»-е.

РК: Ребята нам сказали, что даже в рамках этого «Fullout» вы дорабатываете.

Екатерина: Дорабатываем. Да, добавляем задания, добавляем антураж. Проводим, конечно, некую статистику для понимания, на сколько это решаемо. У нас нет такой задачи, чтобы сделать квест, который невозможно пройти.

РК: Не интересно.

Екатерина: Не интересно. Есть задания, которые сделаны таким образом, чтобы их было приятно решать.

РК: А нельзя никак, да? А этого нету? Класс, значит, нужна клавиатура. Смотрите, лампа какая-то, явно куда-то вставлять надо будет.

Девушка: И вот еще одна.

Богдан: Есть такие рекомендации, что должны быть только такие задачи, они должны быть в таком-то порядке, относиться к таким-то классам и типам задач, такие-то темы хороши такие-то плохие, такие можно использовать, а это нельзя и т.д. Это не очень большая, не то, чтобы Компендиум типа язык С++, но 3-4 странички текста на эту тему есть. Ребята присылают нам несколько тем, с которыми они хотят работать, то есть темы для своих квестов. Квесты все должны быть уникальными, потому что мы пропагандируем туризм и это интересно, когда люди делают свой собственный сценарий, они чуть больше вовлечены в процесс. Мы обсуждаем эти темы, выбираем те, которые еще никто не использует, из них выбираем наиболее перспективные и после этого ребята пишут сценарий как могут. Написали, и после этого он попадает к нашим сценаристам, они тут сидят у нас в Москве и можно удаленно с ними дообсуждать и сценаристы помогают сделать сценарий из этого.

Девушка: Просветить можно. Да? Не свети фонарем, просто.

РК: Сколько людей и команд проходят квест?

Екатерина: Ну, 80.

РК: То есть, все-таки большинство, да?

Екатерина: Да. 80% проходят. Здесь, какой есть момент?

РК: «Инфолайф» сказал, что я уникален, а тут в 80% попал.

Екатерина: Смотрите, тут есть такой момент, что вы можете брать подсказки, а можете не брать подсказки.

РК: Один раз взяли, конечно. Тут прекрасный модулятор голоса нам рассказал. Ну, что делать, там реально оставалось мало времени.

Екатерина: Были истории, когда приходили игроки и проходили практически полностью квест, оставалась, может быть, одна задача, невыполненная и мы уже выходили, предлагали, чтобы картинка была законченная, рассказать, чем собственно все заканчивается. А игроки говорили: «Нет, мы хотим прийти и пройти все сами без единой подсказки». Соответственно, если операторы не будут подсказывать игрокам, то, допуска, что статистика будет совершенно иная.

РК: Смысл нам выбираться, ребята? Мы потеряли мотивацию.

Богдан: Мы сами для себя сначала выбираем помещение, а потом пишем под него квест, потому что у него есть своя планировка, своя атмосфера. То есть, если ты вселяешься в подвал церкви, то там одна история, если в бомбоубежище, там другая и там лучше делать что-то военное, гражданско-оборонское. Но ты на этом теряешь время. Ты вроде бы вселился в помещение, уже платишь аренду, а еще не написал сценарий и никакого ремонта еще не происходит, то есть ты теряешь пару-тройку недель. Второй вариант — это написать сценарий заранее, но тут другая проблема. Во-первых, если ты ищешь прямо под него помещение, то ты можешь дольше искать или если ты нашел какое-то помещение, которое всем нашим требованиям удовлетворяет, то туда может не влезть этот сценарий, просто по планировке не подойти или даже по атмосфере. Например, бордель нельзя делать в подвале Церкви и придется писать новый. Тут каждый выбирает под себя. В принципе это два параллельных процесса: написать сценарий и найти помещения. И с помещением такая же история, как со сценарием. Мы выдаем требования к помещению, ребята находят несколько вариантов, присылают нам планировку, фотографии, точку на карте, где это находится, мы обсуждаем, смотрим, можно ли тут сделать 2 квеста, 3 квеста, еще что-то подобное. Какие-то есть нюансы вроде ограничения по электричеству, которые нам могут помешать сделать квест в этом помещении и т.д.

РК: Смотрите, вот еще какие-то провода, но нам сказали с проводкой не играть. Здесь колонки, которые создают нам эффект ужаса.

РК: «Fullout» вы, наверное, выбрали, потому что все должно быть старое, обшарпанное, на барахолке можно найти. Где, кстати, искали предметы?

Екатерина: На самом деле не все так просто оказалось. Мы нашли ребят, которые делают бутафорию для кинематографа, потому с антуражем старались сделать максимально качественно. Особенно те игроки, которые играли недавно в такую игру, которые поклонники ее, они должны были погрузиться в эту атмосферу, прочувствовать ее. Поэтому на антураж было затрачено много и средств, и сил, долго искали компанию, которая сможет удовлетворить наши требования.

РК: Кто делает всю техническую связь? С видео фонариком что-то там произошло, не будем говорить что, магнитные вещи, то есть здесь нужен человек с техническим пониманием.

Екатерина: Да. У нас есть инженеры.

РК: Да, с техническим образованием.

Екатерина: Да, инженеры нам помогают в случае поломок или в случае введения каких-то новшеств.

РК: Они общие на сеть или только ваши?

Екатерина: Нет. Наши.

РК: То есть вы нашли сначала инженеров, которые будут замыкать контактики.

Екатерина: Да, в принципе у нас есть такая возможность, чтобы общаться с франчайзи, обмениваться контактами, информацией и уже неоднократно решались вопросы. И поэтому очень удобно, что есть какая-то наработанная база, можно общаться с людьми.

РК: Подрядчиками делиться, получается?

Екатерина: Да. Мы уже ходим на тесты, смотрим, как люди сделали тот или иной квест, обращаем внимание на интересующие нас вопросы, уже можем взять хотя бы контакты данного человека.

РК: Это костюм жителя убежища, я знаю. Может быть, кто-то оденет его? Валь, не хочешь? Саш, подержи, пожалуйста, я попробую здесь, во-первых, карманы найти. Карманов здесь нет.

Богдан: Дальше начинается строительство. Ребята сами находят себе инженеров, декораторов, бутафоров, но если у них есть какие-то сложности с тем, чтобы решить какую-то техническую задачу, они могут посоветоваться с нашими инженерами. Какие-то устройства в принципе можно заказать в Москве, у нас есть большой банк инженеров, которые решают ту или иную задачу. В конце концов, ребята говорят «У нас все готово». Сначала мы просим прислать видео, просим «Снимите, пожалуйста, как у вас все сделано». Едем туда, смотрим, что происходит, в конце концов, выдаем некий список замечаний: вот это надо успеть сделать до тестовых игр, вот это надо сделать до открытия.

Сергей: В тестовых играх участвует вся команда этого города, участвую люди, которые до этого играли в квесты, обязательно участвуют люди, для которых это новый опыт и это первый квест. Важно понимать, что человек, пришедший первый раз, как правило чуть-чуть более вандально относится к квесту, соответственно на начальном этапе нужно понимать, какие слабые места, что будут ломать точно, что-то может ломается и укрепляется.

Девушка: А это уборщица потом все задвигает?

РК: Извините. Ты знаешь, нам это ничего не дало. Какая-то хрень. Это осиновый деревянный кол?

Андрей: Нет, это не осиновый кол. Это на самом деле открывашка, пиво открывать.

РК: Открывашка. Класс.

Павел: Так? Я репортер Эквилл Онилл. В общем, смысл в чем? Выбраться из комнаты, используя свою логику, навыки, смекалку и т.п. По помещению будут разбросаны определенные подсказки, которыми вам нужно будет воспользоваться. Решайте определенные задачки, головоломки, поиск кодов и т.п. В принципе и все. Квест отличается от остальных квестов Клаустрофобии тем, что здесь будет применяться физическая сила. Но помните, что это на самом деле не повсеместно, то есть не надо заходить и деребанить все помещение. Самое главное, чтобы вы не били стекла и не вырывали провода. Ленточку такую увидите, там таких мест очень мало, но туда не лезем, технические штуки, они вам не пригодятся. Вентиляция не участвует в игре, туда не лезете и не откручиваете, ну и водопроводные трубы соответственно.

РК: Ну, извините, стоило попробовать. Мы кому-то поломали какую-то штуку.

Екатерина: Очень нравится посетителям. Они не ожидают этого.

РК: Хотя предупреждают ребята, где написано — бейте.

Екатерина: Да, есть наводящие подсказки на данное действие, но все равно люди особенно те, кто проходили множество квестов, они не готовы к этому, им это нравится и они удивляются.

РК: То есть у вас первая комната, где нужно применять силу, правильно?

Екатерина: Но пока единственная.

Павел: Ваше убежище полностью автоматизировано, не известно когда оно откроется, и откроется ли вообще. Ваша цель — найти способ его открыть. Девчонка, которая со мной работала у нее что-то не получалось сделать и она выходит со словами «Паш, подойди, я не могу кровь оттереть». А рядом тут игроки сидят.

РК: ценовая политика, я так понимаю она плюс минус одинаковая по всей сети, нельзя делать квесты стоимостью 10 000 за час, правильно?

Екатерина: Нет.

РК: В такое время, как у нас это было 2000 рублей. Скажем так не в прайм-тайм. Вечером это по-моему, 3000?

Екатерина: До 3500.

РК: До 3500, выходные самые дорогие. Эта ценовая политика, скажем так, вам ее франчайзер спускает, да? Вы не можете на нее влиять?

Екатерина: Да, мы изначально, когда общались, мы сошлись на том, что это правильно и нас это устраивает.

РК: Время тоже как бы фиксировано, нельзя в большее количество квестов вмещать в один день?

Екатерина: Да. Есть один момент, что…

РК: Инвестиции могут быть разные, я к чему? Кто-то сделал за 7 миллионов, а вы за 2, например. Не повезло тем, кто за 7, дольше окупаемость.

Екатерина: Кто-то работает круглосуточно, кто-то работает не круглосуточно, есть такой момент. Опять же, возвращаясь к теме, что разные помещения, разные здания и не везде есть возможность принимать клиентов.

РК: А у вас?

Екатерина: Круглосуточно.

РК: И как наполненность ночью?

Екатерина: 50%.

РК: Скажите, в среднем за неделю, какая средняя наполненность?

Екатерина: 75%

РК: Достаточно неплохая.

Сергей: Сейчас через Клаустрофобию, по-моему, проходит 20 000 человек ежемесячно. Эта цифра растет, мы по Москве до конца года судя по всему дойдем до аудитории 50-60 тысяч человек.

РК: Внутренняя конкуренция уже проявлялась в каком-то виде?

Екатерина: Как таковой конкуренции нет, единственное, что каждый участник заинтересован в том, чтобы квест был сделан качественно и задачи были грамотные, чтобы было минимум примитивных ребусов.

РК: Ну да.

Екатерина: И максимум ориентированы на то, чтобы был «ВАУ» эффект.

РК: С другой стороны у вас получается квест, но он все-таки одноразовый, признаемся, да? Даже если вы что-то обносите, добавите, но это будет интересно прийти с друзьями-новичками.

Екатерина: Ну, в принципе да.

РК: И насмехаться над их тупостью. Но в принципе, вот, например, наша команда уже сюда не придет, а пойдет в другое место. Здесь есть момент, что вы с одной стороны конкуренты друг для друга и по локации, и по времени доступности, но с другой стороны и помогаете.

Екатерина: Да, мы заинтересованы в том, чтобы было и качественно и интересно. Если человек придет на одну локацию и останется в восторге, то разумеется он посетит и другие точки. И сейчас образовалось очень много фанатов, которые ходят, общаются между собой, интересуются, куда лучше пойти, кому где понравилось.

РК: Набивают экспу!

Екатерина: Они собирают браслеты, они в восторге.

РК: Браслеты же разные получатся, да? Синежелтые, даже жовтоблакитний, назовем даже так.

Тимур: Мы, честно говоря, когда только планировали, думали, что у нас есть какая-то специализированная, довольно узкая целевая аудитория: молодежь, студенты, креативные люди, которым интересно именно решать задачи в контакте с головой. Но по факту обнаружили, что аудитория очень и очень разная. Если прийти в выходной день в Клаустрофобию, она забита будет детьми. Мы приходили на собственную локацию, а там находилось одновременно порядка 12 детей, которые бегали туда-сюда из квеста в квест вместе с родителями, и были абсолютно довольны. Приходят очень разные люди, приходят и студенты и люди в пиджаках — офисные товарищи, они приводят туда своих родителей. Мы подошли к этому делу не только с точки зрения задач, но именно с точки зрения антуража, мы пытаемся сделать эту историю более ролевой, более киношной. Соответственно это приключение кажется как кинофильм. Разные квесты нравятся разным людям, и они отличаются друг от друга.

Сергей: Здесь немножко странная ситуация, когда люди приходят к нам с деньгами и говорят «Давайте». А мы их стараемся отговаривать. Есть какие-то места, где я уверен, что вовсе не надо открывать квесты и я уже человек 10, по-моему, разубедил открывать квесты в Красногорске. Но люди все равно приходят с деньгами и говорят «Вот, давайте». У нас есть наша цифра, на которую мы ориентируемся внутренне, что один квест это 100 000 населения. Сейчас уже начинается от 2 миллионов, это стоимость вложений в один квест, соответственно, стоимость входа в этот бизнес, если люди хотят этим заниматься, то это 6+ миллионов. То есть стоимость 3-х квестов, стоимость повышального взноса и дальше пошли прочие траты, связанные с первоначальными депозитами за помещения, если таковые требуются и прочее.

Екатерина: У нас да, была договоренность, что мы вносим в счет роялти, а сейчас стоимость…

РК: Стоимость франшизы очень высока.

Екатерина: Да. С целью, чтобы ограничить немножко количество квестов в Москве, потому что, как видите, сеть уже большая.

Сергей: Как показывает практика, если в команде около 20 человек, то там просто очень сильно ускоряются все процессы и если объект открывает 2 инженера, один программист, енное количество декораторов и бутафоров.

Девушка: Конечно, снимать интересно, но очень бы хотелось бы пооткручивать.

РК: Ты просто наводи, будешь работать наводчиком.

РК: Что самое главное как вы считаете, именно из бизнес составляющих при создании нового эскейп-квеста для вас было и может быть сейчас можете посоветовать новичкам?

Екатерина: Основа основ это грамотный сценарий. То есть, реализовать, как мы сейчас с ребятами убедились, можно практически все что угодно. Есть самые разные решения, но должно быть то, от чего мы собственно отталкиваемся и грамотный, интересный сценарий — это задача №1.

РК: Костюм сняла? Здесь очень темно, блин.

Сергей: У нас есть наш первый франчайзи, который с момента открытия своих квестов начал выступать в роли соинвестора и, по-моему, у него сейчас есть доля квестов 15 точно. Как только люди выводят больше 2-х квестов в режим постоянно работы, это как правило перекрывает доходы их предыдущей деятельности довольно сильно и они начинают сосредотачиваться на этом. От 19-летнего студента, который пришел к нам, как раз это был наш первый, открывшийся франчайзи, быстрее всех открыл свой квест и потом грамотно распоряжался со средствами полученными в качестве дохода, потом постоянно ремиссировал их или в новый квест или в новые команды, заканчивая представителями серьезного бизнеса, которые владеют в Москве зданиями, клубами и прочим, у которых нет проблем с финансированием, они берут лучших сценаристов, лучших декораторов, лучших строителей и увеличивают результаты тоже.

РК: У нас есть радио зачем-то, я не знаю зачем. Давайте попробуем включить его, но нам наверное нужна частота. Не было нигде цифр с частотой?

Екатерина: У всех разные проблемы, но чтобы было без проблем — такого не бывает.

РК: Какие самые распространенные?

Екатерина: С арендой у всех возникают сложности, если это жилой дом, то это жильцы.

РК: От них нужно получить согласование, да?

Екатерина: Согласование не получали, но возникают жалобы, что все-таки это может как-то мешать. А что касается документального вопроса, то все очень быстро и просто. В данном случае мы работаем как индивидуальный предприниматель.

РК: ИП, да?

Екатерина: Да. Поэтому все было оформлено быстро.

РК: Это, наверное, давление?

Девушка: Наверное.

РК: Ага, у нас, наверное, скоро закончится кислород, давайте в темпе, ребята.

Сергей: Окупаемость в Москве наступает для ребят, которые входили без повышального взноса — месяц. Повышальным взносом мы зафиксировались на цифре 7 миллионов. Для этих людей, думаю, что будет около 4-х месяцев.

Богдан: Мы обычно только в Москве и в Санкт-Петербурге берем на себя всю рекламную активность и бюджет тоже наш, а в других городах ребята сами себя рекламируют при помощи тех рекламных материалов, которые мы представляем. Мы берем на себя разработку рекламы, а они платят за размещение.

Сергей: Основное, в чем мы ценны — это в нашей экспертизе по поводу квестов, в нашем бренде и в наших технологиях, которые мы рзработали. То есть мы предоставляем людям очень удобный сайт с системой букирования. Мы предоставляем готовый бренд со всеми необходимыми материалами внутри, начиная от вывесок, заканчивая формой операторов, предоставляем скрипты работы персонала и мы контролируем качество работы персонала на местах. Есть департамент качества, сотрудник данного департамента отслеживает по камерам, как работают операторы, что они говорят.

РК: И что нам с этим счастьем делать?

Девушка: Не знаю, знаю, что маникюр точно придется новый делать.

Тимур: Наверное, мы будем делать какую-то более спортивную Клаустрофобию, более похожую на «Форт Буайярд», но без змей и пауков, более рассчитанную на ловкость. На командную работу.

Екатерина: Данный проект по моей точке зрения вызвал такую бурную реакцию тем, что он действительно новый, тем, что он вызвал эмоцию у людей и тем он приятен. Если мы хотим, а мы хотим развиваться и двигаться вперед, соответственно мы должны продолжать удивлять. Не важно, что это будет: это будет задание или какой-то сумасшедший квест внутри, который будет создавать какую-то невероятную атмосферу. Когда игроки приходят, и я вижу горящие глаза от восторга, и они спрашивают, куда можно пойти дальше, мне это приятно. Хочется работать дальше и продолжать удивлять.

РК: Ну что, думали не выйдем отсюда. Класс.

Павел: Только что-то непонятно, как вы вышли.

Сергей: А теперь небольшие радостные эмоции на лице Кадырова. Где ты больше всего хотел открыть квест «Клаустрофобия»?

Тимур: В Буэнос-Айресе…

Сергей: Как ты думаешь, кто сейчас приехал?

Тимур: Буэнос-Айрес!

РК: Я думаю, на этом шутка должна уже закончиться.

Подпишитесь на единственную в рунете программу о франчайзинге и новом бизнесе.

Комментарии