Войти на сайт
Чтобы открыть контактную информацию или задать вопрос о франшизе, войдите через соцсеть:
Уже зарегистрированы?
Регистрируясь на сайте, вы подтверждаете, что ознакомились и приняли пользовательское соглашение
Изменить пароль
КУПИТЕ ФРАНШИЗУ
ПО ГРУЗЧИКАМ
с доходом
1,8 МЛН.
руб/год

Окупаемость 2-5 мес.
КУПИТЕ ФРАНШИЗУ
ПО ГРУЗЧИКАМ
с доходом
1,8 млн. руб/год

Окупаемость 2-5 мес.
КУПИТЕ ФРАНШИЗУ
ПО ГРУЗЧИКАМ
с доходом
1,8 МЛН.
руб/год

Окупаемость 2-5 мес.
КУПИТЕ ФРАНШИЗУ
ПО ГРУЗЧИКАМ
с доходом
1,8 млн. руб/год

Окупаемость 2-5 мес.

Golda

Интервью с дизайнером женской одежды Голдой Виноградской

Видеоблог о франчайзинге от сайта franch.biz.
В этом выпуске: интервью с Голдой Виноградской, украинским дизайнером женской одежды. http://www.goldafashion.com

В студии: 

  • Роман Кирилович, главный редактор сайта franch.biz
  • Голда Виноградская, дизайнер

Стенограмма выпуска:

РК: Привет, вы смотрите видеоблог о франчайзинге, меня зовут Роман Кирилович. Сегодня у меня в гостях украинский дизайнер и просто красивая женщина Голда Виноргадская, которая развивает одноименную марку — Golda и продает, скажем, так — франшизу. Ну не знаю слово «продает» наверное, не очень хорошо звучит? Распространяет, да! Франчайзинг в сфере дизайнерской женкой одежды. Все правильно, и, я к этом еще вернусь, у Вас недавно так же появилась детская одежда.

ГВ: Да, Golda Kids.

РК: Здравствуйте Голда, во-первых.

ГВ: Здравствуйте.

РК: Когда я готовился к интервью…ну вообще мы с Вами знакомы уже определенное время, уже около 2 лет, наверное. Вы впервые пришли к нам в 2011 году, по-моему, собственно это тот год когда к Вам пришла идея развивать франчайзинг, правильно?

ГВ: Да.

РК: Так вот, я эту историю знаю, но может быть для наших зрителей, Вы расскажите, собственно с чего все началось. У Вас на сайте есть такая романтическая история о Вашей бабушке, которую тоже звали Голда Виноградская. О том, что собственно она Вас подтолкнула к тому, чтобы заниматься одеждой, шить одежду. Это вообще реальная история или легенда красивая?

ГВ: Нет, это настоящая история, причем название нашего бренда — Golda как раз посвящено не мне любимой, а оно создано в честь моей бабушки. Это была великолепная женщина с большой буквы, безумно талантливая модистка в то время, она училась шить в Париже, она знала много языков, она была безумно эрудированная, но так получилось, что мы с ней разминулись.

РК: Во времени.

ГВ: Во времени, буквально час-два, она ушла из этого мира, а я в него пришла. Говорят, что я на нее чем-то похожа. Я была бы счастлива, если бы это было так на самом деле. Я занималась абсолютно другим бизнесом, энергетикой, это огромный бизнес.

РК: Энергетикой какой?

ГВ: Строительство подстанций, производство оборудования, три фабрики. Все очень солидно и серьезно.

РК: Вы?

ГВ: Да, я, четыре высших образования. И собственно говоря, я не когда в жизни и не думала, что я когда-то буду не просто смотреть на витрины магазинов как обычная женщина, а еще, как и профессионал. И как-то так случилось, что мне стали снится красивые сны про одежду, ну раз, два, три, как-то так странно, но я человек, который вообще обращает внимание на знаки. В каком-то из журналов я прочитала о конкурсе дизайнеров, попросила, люди зарисовали мои сны, я поучаствовала в этом конкурсе и профессионалы сказали мне, что у меня есть какой-то определенный стиль, который отличает меня от остальных конкурсантов и порекомендовали мне не бросать это дело. И в какой-то момент я задумалась о том, что в жизни нужно что-то менять, и если это тебе интересно, это близко и эта дорога открывается. Я пошла, учится с первого курса, опять институт, благополучно его закончила и поняла, что это очень интересный бизнес и безумно широкое поле для моей скажем так — бурной натуры. Потому что энергетика — это все прекрасно, но достаточно коррумпировано, очень низкая такая отрасль, в которой как раз моей свободолюбивой натуре не всегда было место.

РК: Ну вообще и не творческая.

ГВ: Но это не важно. Творческий человек найдет себя везде и во всем, даже в энергетике. Но просто я не люблю, когда тебя со всех сторон ограничивают. Здесь, я вот так поездила по выставкам, по миру, начала разбираться, как вообще работает fashion-бизнес, поняла, что в Украине он только строиться, задумалась как обычный обыватель и как обычный consumer (потребитель), и поняла, что это интересно и начала этим заниматься.

***

РК: Как я уже сказал в самом начале — мы с Вами познакомились в 2011 году, а реально к идеи франчайзинга Вы вернулись, наверное, только в прошлом (год съемки 2013 год — ред.). Чем Вы были заняты этот год, почему Вы так долго шли к этому, Вы искали франчайзи первых или просто готовились внутренне…?

ГВ: Наверное, да, я искала себя в этой теме, потому что любым делом нужно заниматься очень профессионально или не заниматься им вообще. Это мое кредо. Просто там шить одежду, это одна история. Понимать, что ты это хочешь популяризировать как определенный концепт, понимать что он не просто там нравится тебе и людям — он должен работать, нужно было набрать определенную экономическую базу. Если помните, когда мы как раз с вами познакомились на теме экономической модели. И вот целый год эту экономическую модель я апробировала, собирала статистические данные по сезонам, для того чтобы быть очень убедительной перед своими партнерами, для того чтобы прочувствовать каждую цифру и не быть просто безответственным человеком. Вот собственно на это ушел год. Не считая того что мы ушли в разработку дизайнов интерьеров... И Вы знаете, я вот как человек, который пришел в эту, будем говорить — профессию, извне, в общем-то, я всегда стараюсь подходить как-то к этому не «шаблонно», не стереотипно. Проще всего конечно нанять профессионалов, они тебе сделают это-это, но, прочувствуют они также твой бизнес? Не важно, здесь не стоит вопрос: «за сколько денег?», не факт! И в связи с этим я очень долго занималась разработкой концепта магазина, мне бы очень хотелось, чтобы он передавал настроение ТМ, он был бы не такой как у всех, чтобы он действительно чем-то цеплял. Причем сначала цеплял конечного потребителя, человека ради которого мы в конечном итоге все трудимся, и франчайзер и франчайзи, потом что если не будут удовлетворены и не будет толпой идти конечные потребители — это все бессмысленно. Мне хотелось создать всю эту цепочку, воссоздать, опять-таки апробировав ее на экономической модели. Понимать что это все не просто красиво, а это еще и не оторвано от жизни, это все очень реально, вменяемо, это каждый может сделать, скажем, в любой точке земного шара, не будет дорого стоить и при этом это будет передавать определенную атмосферу марки.

***

РК: Опять же возвращаясь к нашей первой встрече, у вас тогда не было не только дизайна, у вас логотипа еще не было, по-моему, точнее вы как раз думали над тем каким он может быть, разные варианты, даже попросили нас, что-то проработать. Я видел дизайн магазинов. Есть в принципе на сайте, ну и наверное сейчас покажем его вам. Выглядит классно, действительно, но именно в формате store — то есть магазина полноценного, с витринами, с торговой площадью. Выглядит необычно. В принципе если кто-то был на выставке «Франчайзинг», Вы там часть этого магазина попробовали перенести, чтобы можно было вживую увидеть. Расскажите немного об этом дизайне.

ГВ: Идея состоит в том, что при таком количестве конкурентов в одежде, в одежном бизнесе…нужно было придумать что-то этакое, чтобы человеку было комфортно заходить в магазин. Очень много магазинов дорогих, с безумно каким-то дорогим оборудованием, они, честно говоря, подсознательно вызывают страх у людей и об этом все знают. Что даже если там весит самое прекрасное платье, женщине будет страшно туда зайти, потому что будет казаться ей безумно недоступным и вообще преодолеть вот эту зону дискомфорта и этого какого-то доверия к покупателю, очень трудно. Поэтому мы как раз попробовали такой вариант, перенести ассоциативные человека, когда ему свободно, легко и комфортно. Например: в парке, в сквере. Вот он идет не о чем не задумывается, он просто получает в этот момент удовольствие от природы. И словить вот этот момент «французского сквера»…вот как раз это мы попытались воссоздать в наших магазинах. Идея состоит в том, что торговое оборудование, оно представляет собой, например кованые фонари, в которых вмещается около 45 ед. продукции, то есть достаточно эргономично. Они достаточно устойчивые за счет ковки, они достаточно недорогие. Всевозможная стилизация вешолов. Это безусловный элемент парка — парковая скамеечка, которая очень мягкая, элегантная, красивая, на которую хочется присесть. Фонари по периметру. И самое главное это стены, которые декорированы баннерами с изображениями природы и вот соответственно у нас — весна, мы развешиваем весеннюю природу.

РК: Все меняется?

ГВ: Да, во-первых все это очень быстро, недорого, буквально как ковер накинул, закрепил в нескольких точках и все как бы ни нужно перекрашивать стены, не нужно их выделывать до идеальности, не нужно затрачивать дополнительные усилия на ремонтные работы, что соответственно интересно и недорого. И вот это ощущение простора, ощущение свободы и даже если человек идет по магазину, он обратил внимание, особенно в конерах, вот висит эта одежда, на тебя некто не давит, ты можешь подойти, примерить, не кто не давит и не ждет, готовы вы сделать эту покупку. Это обязательно в этике наших продавцов: абсолютная свобода. Помочь ровно там, где это нужно, нечего навязчиво не предлагать.

РК: Ну и не упустить момент.

ГВ: Безусловно. Поверьте мне это уже моя забота как дизайнера сделать такую одежду, чтобы не нужно было «упускать момент», человеку просто не хотелось ее снимать с себя. Вот это я лично для себя считаю такую очень важную «фишку». «Это твое или не твое?», «ты влюбился или не влюбился в эту одежду?». Все дальше человек сам найдет, когда ему, где найти ему эти деньги, отложить, не отложить.

***

РК: Вы упомянули уже два формата, два ваших основных формата это: store — полноценный магазин и корнер — это место уже в существующем магазине либо где-то в проходной части ТЦ.

ГВ: Одна из самих таких удобных, будем говорить этапов как раз вхождения в партнерство с нами, когда у человека уже есть какой-то мультибрендовый магазин, есть какое-то свое понимание, своя клиентская база и вот он хочет попробовать работать с нами и совершенно не обязательно заставлять открывать наш магазин. И вообще мы не кого не заставляем, мы всего лишь предлагаем попробовать этот недорогой формат, который составляет собой 9-12 м.кв., оформленный тоже таким же образом. Он вписывается в принципе в абсолютно любой магазин, при этом объем финансовых инвестиций составляет до $10,000, включая всю закупку, товар. Потому что оборудование, о котором я говорила, оно может занять там до $1000 на этот объем. Поэтому в основном как раз…

РК: Это для корнера, да?

ГВ: Да, это для корнера.

РК: 9 м.кв.

ГВ: Да, для 9-12 м.кв. это около $10,000. Это почти 90 ед. продукции, которую мы просчитывали. То есть достаточно вменяемый…

РК: Большой ассортимент.

ГВ: Да, большой ассортимент. Что касается нашего основного «стора», который максимально передает…

РК: Фирменный магазин.

ГВ: Да, фирменный магазин. Его инвестиции составляют около $35,000, практически в три раза больше. Все очень соизмеримо, сопоставимо. Но туда включены затраты например на проект магазина, на подключение электрики…

РК: Ну и витрины же там появляются, стены естественно больше.

ГВ: Да, да.

РК: 30 м.кв.?

ГВ: От 30 до 40 м.кв. потому что соответственно опять-таки нельзя вписаться в какой-то регламентированный. Есть помещение, иногда рекомендуют. Но в принципе это такая оптимальная и наиболее рентабельная площадь, которую мы просчитываем. Потому что Вы же понимаете, все упирается в аренду. Чем вроде меньше метров, тем оно рентабельнее, но с другой стороны это как раз немало и немного.

РК: Сколько уже точек у Вас? Извините, что называю точками. Бутиков!?

ГВ: Не чего страшного, на самом деле меня любой формат и любое место, как бы его не называли, все равно греет и радует. Это около 15 мест по Украине, где есть большие магазины и где есть наши корнеры. Где сеть партнерство которое…кстати говоря, мы только пробуем сотрудничество. То есть человек говорит: «я хочу открыть корнер, но я хочу взять, например, выкупить у вас и попробовать какое-то количество, 20 ед. продукции. Посмотреть, как они будет идти», и я считаю это абсолютно нормальным, и правильно, человек должен понять насколько это его целевая аудитория, насколько ему близка философия бренда и соответственно только тогда можно идеологически ему грамотно продвигать и на этом грамотно зарабатывать.

РГ: Ну у вас же классика в основном?

ГВ: Да, я бы сказала так что, безусловно, основа является классикой, которая всегда вечна, которая не выходит из моды. Потому что когда уже уходишь в ультра-модные движения, всегда есть риск что что-то там ты вовремя не продашь.

РК: Коллекция не продастся?

ГВ: Но хочу сказать, что из года в год, бывает такое, что я уже не хочу что-то производить, «слушай, это платье продается, оно продается пять лет, вот сделай другой цвет, вот оно уходит…». И как шутили наши сотрудники, у нас есть несколько платьев, говорит — «это должен быть лозунг, это платье в каждую семью!». То есть если людям это нравиться, да ради Бога! Поэтому форматы могут быть разными именно на момент сотрудничества, главное чтобы люди увидели в этом какой-то интерес, и мы всегда найдем точки соприкосновения.

РК: А коллекций у вас, сколько в году, две или четыре?

ГВ: Вы знаете, две, безусловно, базовых но получается все равно почти четыре таких скользящих, с какой-то там досортировкой например с особенностью на весту или на осень. То есть сказать, что это полноценные четыре по 150-200 полностью моделей — нет, но в среднем каждая коллекция до 150 базовых ед. она включает.

РК: Затянувшееся в этом году зима, как-то сильно повлияла?

ГВ: Прекрасно, никакая, прекрасно поторговали нашими пальто.

РК: Остатками, да?

ГВ: Я не могу сказать, да, честно говоря, у нас полностью продумана от мини-пальто до макси-пальто и они настолько, в общем-то, удобные, что и немнущиеся и аккуратненькие. Девочки даже на прошлой неделе подавали.

***

ГВ: По поводу ассортимента, классика это понятно, но в очень многих профессиях, где требуется дресс-код. Например — преподаватели, сотрудники банков, каких-то учреждений. Требуется одежда, которая вроде бы и не должна быть обычным, сухим английским костюмом, который уже всем надоел, а это может быть какое-то деловое платье и, безусловно, каждой женщине хочется все-таки необычного. Так вот, это как раз тот случай, где женщины могут найти, так сказать согласно своих вкусов и понимания, одежду, на разные случаи жизни, для работы, для повседневной жизни, это может быть коктейльные, вечерние, верхняя одежда. Но особенностью марки является то, что у нас есть размеры от 42 и практически до 62 украинского размера. Я хочу сказать, что моя мама, которую я очень люблю, но она всего лишь там, в 54-56 размере, достаточно нормальный размер. Но я помню несколько раз ощущение, просто на человеческом уровне, заходим с ней в магазин что-то ей купить и говорит «да ну Вы что и не мечтайте, что на Вас что-то есть», меня настолько покоробила эта фраза что я тогда мысленно себе просто поклялась что я хотя бы в пределах своей марки сделаю все чтобы женщина, которая заходит в размерах более 50 она ушла оттуда счастливой.

РК: Это какой-то продавец позволил себе такое сказать?

ГВ: Вы знаете это совершенно нормальная ситуация на рынке Украины. Я когда еще только в самом начале, вот был момент, когда мы только начали заниматься нашей коллекцией и кто-то мне просто предложил, как я все-таки человек была такого строгого бизнеса, мне показалось интересным открыть магазин, и он так и назывался на горького — «Элегантность в бизнесе». Половина его была мужская, половина женская. И это была одежда только деловая. Поразительно было то, что мы заказывали у французов одежду, даже для мужчин приходили маленькие размеры и там, если что-то покупали для женщин, у французов была фраза «а Вы худейте!», я говорю «ну простите это антропология нашей нации, причем здесь худейте или не худейте?». И я Вам хочу сказать, безусловно, как производитель, что одежда, которая больших размеров она требует определенных усилий, на нее нужно затратить больше соответственно тканей, а цена ведь не может быть в 42 — одна, а в 62 — другая. Ну, это как-то не совсем корректно. А расход простите, иногда в два раза больше. Это совершенно другая посадка на модели. Это, безусловно, какая-то другая целевая аудитория, но это ведь люди, которым тоже нужна одежда, которые не в чем, не должны быть ущемлены.

***

РК: К франчайзингу давайте вернемся. На одной опять же из первых встреч Вы упомянули, что вообще идея франшизы, идея продажи франшизы и организации франчайзинга под Вашей маркой Вам намекнул, навеял на эту мысль — Михаил Воронин.

ГВ: Я хочу сказать, опять же с огромнейшим уважением отношусь к Михаилу Львовичу. Царство ему Небесное! Это человек, который именно в условиях нашей страны смог создать одну из самых крупных в одежде франчайзинговых сетей. И мне выпала большая честь немного посотрудничать с ним, объезжая его магазины. Будем говорить — составляя такой некий аудит для него, насколько работает эта система, довольны или не довольны франчайзи. Это был, безусловно, бесценный опыт посмотреть, как оно реально работает, понять. Я очень много оттуда подчеркнула. Поэтому, безусловно, я стремилась бы к таким объемам, тем более что со многими людьми мы и работаем, потому что классическая мужская одежда, безусловно, она где-то идет рядом с классической женской. Это действительно здорово, потому что построить такую огромную сеть, сделать, так что бы все равно все были довольны, и я Вам хочу сказать, все равно, страна большая, есть некая специфика, то, что носят на западе не носят на востоке, на юге, на севере. Эти нюансы нужно учитывать и это очень немаловажно, прислушиваться к своим партнерам и делать то, что продается в регионах.

РК: Ну например.

ГВ: Например, это означает, что допустим Юг Украины, ну например Одесса, очень любит яркие камни, красный цвет очень любят в Харькове. Я лично для себя сделала такой вывод, город красивый, но достаточно темный, промышленный соответственно люди за счет яркости красок в одежде пытаются компенсировать вот эту вот серость. Западная Украина она на оборот, она очень выдержанная, очень строгая, классическая, это все-таки близость к западу. Поэтому где-то носят вырезы, где-то должно быть что-то более строгое, где-то одни силуэты, а где-то вторые. Но это как раз очень здорово, что мы очень плотно общаемся со всеми нашими партнерами и мы всегда прислушиваемся, что пользуется популярностью в их регионах, а чего бы хотели их покупатели, и воплощаем вот этот самый классический маркетинг — не предложить то, что есть у тебя, а услышать, чего не хватает и воплотить именно это в жизнь.

РК: А на другие рынки не планируете пока выходить?

ГВ: Ну я могу сказать следующею вещь, что в прошлом году мы открыли один магазин в Москве и собственно наше участие в выставках на себе показало пример, что товар пользуется популярностью в России. Участвовали в выставке в Казахстане в Алма-Ате, и тоже у нас сейчас идет достаточно много запросов из Казахстана. Несколько лет мы выставляемся на выставках в Лондоне и в Париже и собственно в прошлом году нами был открыт Шоу-Рум в Париже. Сейчас не идет речь о франчайзинге, там идет речь о популяризации бренда, о продаже коллекций по миру по всевозможным клиентам, это Япония, это Канада, это Голландия, Бельгия, Саудовская Аравия, это Кувейт. Вот таким образом мы нащупываем свою целевую аудиторию заграницей. И мне как дизайнеру очень интересно то, что везде начинают сплывать какие-то культурные традиции. Например, в Японии одна и тажа вещь начинает преобразовываться по сравнению с тем, что показано в Париже, или например, в Саудовской Аравии или Кувейта, они ее преобразовали под более мусульманские традиции, но тем неимение она от этого не потеряла, стала очень красивой, женственной, но применимой к тому региону, где она может продаваться.

***

РК: А мужской одеждой некогда не была идея заняться?

ГВ: Вы знаете вот честно Роман, мужчины не так часто меняют одежду, как женщины — это первое, второе, мужчины страшные консерваторы и мне не интересно делать то, что делают другие. То есть если это уже создано и сделано, ну зачем туда лезть, там есть очень много успешных людей. Для меня вообще самая интересная часть мужского гардероба это рубашки и галстуки, тут можно как раз разойтись, но тем неимение мы года три назад начали заниматься детской одеждой в сегменте школьной формы под брендом Golda Kids. В прошлом году полностью одели 106-ю гимназию, которую торжественно открыл наш президент.

РК: Извините, я перебью, это Ваш коммерческий проект или Вы, таким образом, пытаетесь как-то подружится с министерством образования?

ГВ: Это полностью наш коммерческий проект, нет, в нашей стране как бы невозможно не с кем подружится, потом что, во-первых у нас форма…

РК: Как в России. Юдашкин шьет для солдат, а Зайцев для детей.

ГВ: Я Вам хочу сказать, что даже там такого нет. Есть обязательная форма, но каждое учебное заведение считает в какой форме им нужно ходить, это первое. В нашей стране даже этого нет, и все ходят, извините, непонятно как, и это, честно говоря, жутко. Поэтому получилось действительно интересная история. Когда мы показывали коллекцию на Kyiv Fashion для школьников, у меня брали интервью несколько телеканалов и вечером в новостях показывают коллекцию, и рассказывают, какая она прекрасная и такие комментарии журналиста, что вот директор школы в которой учится сын дизайнера, ему так все понравилось, что он решил заказать на всю школу. Утром звонок от директора «я вчера смотрел эти новости, Вы знаете, я всю ночь не спал и подумал, а почему бы нет? Такая красивая форма, давайте попробуем!».

ГВ: Сын это Ваш?

ГВ: Да, мой сын. Сын и моя дочка они учатся уже в школе.

РК: То есть Ваш сын продал Вам контракт?

ГВ: Нет, на самом деле он сказал очень такую классную фразу, говорит: «вот скажите, разве можно понравиться девочке вот в той форме? А в одежде моей мамы, безусловно, можно!», вот это была очень правильная фраза.

РК: Нравится?

ГВ: Да! Объективно я хочу сказать, что это ведь не так просто. Нужно выступить на родительском собрании, нужно понравиться педагогическому совету.

РК: Ну у Вас же там очень много моделей, кому-то наверняка понравится.

ГВ: Да, в том то и дело что у нас более 30 моделей, но должен понравиться подход, понравится ткани, идеология. Моей идеологией как раз было все что, особенностью точнее было то, что я хотела понять, как сделать так чтобы дети ее носили, не просто, что вот решили взрослые, ее купить, заказать, проплатить и внедрить.

РК: Чтобы самим хотелось да?

ГВ: Да, я стала ходить по школе, разговаривала со школьниками разных классов, в разных школах, я спрашивала: «чего бы им хотелось, на самом деле, что бы они носили?». Всплыло несколько компромиссных каких-то решений между тем, что можно и, очень хочется. Вот именно такая коллекция, которая действительно нравится школьникам, причем отдельно для малышей, и для средних классов, и для старших классов. Она как раз и вызвала такой очень яркий интерес, и у нашего министра, и мера, и когда мы открывали эту 106-ю гимназию, все сказали что школа очень напоминает такое — элитное, английское учебное заведение, и при этом достаточно доступно по цене, то есть абсолютно соизмеримо с другими производителями, учитывая что мы работаем с качественными шерстяными тканями но между нами не было посредника, то есть вот мы производитель, с каждым родителем мы заключали договор и соответственно получается вроде столько, сколько на рынке, и нет этих посредников. Платится предоплата, потом сдается, под ребенка полностью подгоняется эта форма. То есть с родителей снимается, как говорится проблемы, «с чем это одеть?», «как это одеть?», «где это ушить?», «как это пришить?». Но и все в целом, вся эта школа смотрелась органично, что еще немало важно. Поэтому этот пример понравился другим гимназиям, и вот сейчас так сказать у нас есть целый ряд встреч с другими школами и, кстати, не только Киева.

РК: Это очень перспективно, дети.

ГВ: Ну вот Вы же понимаете что это, во-первых хороший социальный проект. Потому что воспитанием детей с точки зрения — вкуса, практически некто не занимается. Нет таких специальных предметов в школе, об этом не уделяется внимание на телевидении. И мне показалось, что вот я как дизайнер…кто-то сказал фразу: «Вы воспитываете под себя своих клиентов в будущем!», да, почему нет? В конце концов, если это здорово, это красиво, это эстетично, это удобно, и если это трендовое, если это идет в ногу со временем, почему нет?

РК: Ну у Вас же там есть для мальчиков одежда?

ГВ: Да, там есть для мальчиков одежда, причем она очень здоровская, потому что она комбинированная. Там дет костюм — с трикотажем, и я хочу сказать, что если это на самом деле нравится, и так сказать и более взрослым мужчинам, то почему нет? Я такой человек что в принципе, наверное, если говорить про какие-то планы и мечты, как дизайнер, как производитель, наверное, в будущем хотела бы иметь магазин который бы назывался «Счастливая семья», в котором одежда была бы как для мужчин, так и для женщин и для детей разных возрастов. Но согласитесь, вот такого конкретного магазина, с таким концептом, я лично не встречала, я не думаю что такое…

РК: Семейный магазин.

ГВ: Да.

РК: Дизайнерской одежды.

ГВ: Да.

РК: Ну звучит классно.

***

РК: Вы работаете в самой конкурентной среде в франчайзинге — это одежный ритейл. Не важно, дизайнерская, какая-то обычная одежда, да, массовая, все равно это одежда, конечно и востребовательность у таких франшиз самая высокая со стороны потенциальных франчайзи. Вот как Вы боретесь за своего потенциального партнера? Помимо дизайна магазина, это фишка. Плюс это больше для клиентов, конечных уже, а вот ваши партнеры, в чем могут получить от вас преимущество? На любом уровне, на уровне денег, на уровне личных каких-то моментах, в чем угодно.

ГВ: Ну, безусловно, как я и говорила ранее это попытаться все-таки понять всегда сторону своего партера, у всех бывают какие-то финансовые трудности или какие-то физические, человеческие и какие угодно, главное услышать и понять. Прислушиваться к советам, которые делают наши партнеры. Во-первых, я хочу сказать, что вот момент, например самого продукта, самой одежды начиная с больших размеров, то есть это однозначно уже какие-то свободные ниши, которые выпадают точно вот во всех огромных сетях, которых сейчас очень много. Там одежда заканчивается максимум на 50-ом размере. А что делать людям дальше? Соответственно задается вопрос. Очень не маловажный момент того что… Вот сегодня, буквально утром, у меня была клиентка которая говорит: «я хочу много чего купить, заказать, посмотреть…» и говорит…обычно такая фраза: «я похудела» или «я изменилась в размере, вот сейчас мне нужно много одежды, нужен новый гардероб», а я говорю «чем вызвано Ваше желание сейчас много заказать?», «девушка, нечего не могу найти на себя в магазинах». Вот парадоксально много одежды, какой угодно, дорогой, дешевой, средней, но очень часто толи это момент какого-то такого возрастного периода? Да, вот мы все, кто старше 30, заставши еще какие-то допустим эстетические нормы, которые сейчас уже не сильно реализовываются. Я не знаю? У нас очень много, безусловно, молодых клиентов. Но мне кажется вот этот наш флагман, и наше направление на одежду именно для жизни, для того чтобы человек ее в принципе…как я говорю: «платье — инвестиции», ты одел, и ты понимаешь что на работу, куда-то выйти в нем, куда угодно. Ты можешь в нем пойти, и ты везде будешь уместен, и тебе будет в нем комфортно. И сам факт, то, что это дизайнерская одежда, которая не повторяется, которая отличает женщину, и которая хочет выделиться из толпы. Очень приятно, когда человек идет по улице и говорит, вот это платье от «Голды». То есть не нужно смотреть на ярлычок. В стиле это видно. Вот соответственно вот это является одним из таких основополагающих моментов. Плюс то, что наша компания это украинско-французская компания "Жоли Дам", это значит что ткани, фурнитура, веяния, тренды и т.д. То есть все очень активно идет именно с Европы, мы не просто варимся в собственном соку, украинских дизайнеров. Это соответственно позволяет покупателю, который говорит: «вот не хочу украинское, дайте мне там западное», это опять-таки в сторону партнеров. Минуточку, этот бренд выставляется во Франции, выставляется в Англии.

РК: Есть Шоу-Рум.

ГВ: Есть. Коллекции продаются по миру. Соответственно это добавляет ему все-таки добавочную стоимость, добавляет веса. И это, безусловно, тоже очень помогает. Ну и наверное, знаете, от того что мы начали с Вами разговор с того что я занималась большим бизнесом и я наверное по сути «человек-бизнеса» а потом сверху, я дизайнер, я мыслю все-таки как предприниматель, и это очень помогает в общении с нашими бизнес-партнерами. Потому что если, прежде всего, заинтересованы отбить свои деньги, заработать, и вот всевозможные экономические стимулирования, придумывания каких-то проектов…вот у нас был проект, например, «Великолепная семерка» — 7-ми единиц продукции, это подобранный гардероб. Если человек покупает там одну единицу, допустим — одна цена, но если он покупает целый гардероб, то есть ему не нужно «сушить себе голову» где подобрать, к чему, он получает не просто по «цене», а по «специальной цене». Такой «фишки» я тоже негде не встречала. Это наше достижение. Это один из каких-то маленьких экономических плюсов, которые мы предлагаем своим партнерам. Поэтому я хочу сказать, я человек сама по себе ищущий и думающий, ездящий по всем семинарам, учащейся, где только можно, наверное, я буду до конца жизни учится.

РК: Пятое образование не получаете в данный момент?

ГВ: Пока нет, но, не исключаю этой возможности. Кстати я училась например когда в Лондоне Сент Мартине, курсы фешен-бизнеса. Это тоже очень много, то что дало мне понять как работает сегмент именно фешен-маркета, тех знаний который здесь получить было практически не возможно. Вот этот вот симбиоз дизайнера и предпринимателя, я надеюсь, он является каким-то залогом для моих партнеров, того что это удачный бизнес, это удачная франшиза.

ГВ: Голда, Вы носите одежду других дизайнеров? Вот сейчас на Вас это Ваше платье?

ГВ: Да это наше платье.

РК: Но я не сомневаюсь что это ваше платье, но и Вашей разработки, да?

ГВ: Да конечно.

РК: Но, а вообще как Вы относитесь…

ГВ: Очень лояльно. Есть дизайнеры, которых я очень люблю. Например, Олена Даць, она тоже львовянка как и я. Безумно люблю и мне где-то с ней по стилю в чем-то где-то похожи. Безумно люблю Роксолану Богуцкую. Поэтому такого нет что-то там «только я», это абсолютно не правильно и это показывало бы мою какую-то там неправильность.

РК: Голда, большое спасибо Вам за интервью. Было очень приятно с Вами пообщаться.

Вам (обращаясь к зрителю) успехов в выборе франшизы. Увидимся на следующей неделе. Подписывайтесь! Ставьте лайки. Пока!

ГВ: Спасибо вам большое и большое спасибо за внимание. Всего наилучшего.

РК: Всего доброго.

Подпишитесь на единственную в рунете программу о франчайзинге и новом бизнесе.

Комментарии